Новости
14 марта 2018, 00:35

Я жива. И у меня есть планы

??Утренний полумрак. Тишина. Перед кроватью просматривается зыбкий движущийся силуэт. Женщина с лысой головой делает зарядку. Ничего странного.

В палате для онкобольных многие знают, каково это – жить с раком и не падать духом.

Первый раз я увидела Лену, когда она заглянула к нам в палату и с улыбкой сказала: «Можно вас попросить? Не выкидывайте, пожалуйста, пробки от пластиковых бутылок. Я их собираю. Хотим закатать в цемент и сделать дорожку у своего летнего домика в Волгограде». Обычный разговор в необычном месте – онкологическом отделении Салехардской окружной больницы. Елена Дерябина из Газ-Сале Тазовского района два года борется за свою жизнь. Кажется, Лену знают все: врачи, медсёстры, санитарки, пациенты. Последних она старается поддерживать улыбкой, стихами, песнями. За шесть курсов химиотерапии обрела много друзей. Некоторые звонят, чтобы попросить совета в борьбе с недугом.

– Мы должны друг другу помогать, вытаскивать из депрессии, пока есть силы, – говорит она. – А разве можно по-другому? Ну, хорошо, давайте ляжем в постель, уткнёмся в подушку и начнём лить слёзы. Только палату затопим, пользы никакой.

РЕАКЦИЯ – ШОК

«Молочка» – так между собой пациенты называют диагноз «рак молочной железы». Лене поставили его в январе 2016-го. Ей было 46.

– Я подозревала, что к чему, ведь в своё время больше десяти лет проработала в медицине – была санитаркой, медсестрой. К тому же есть предрасположенность к этому заболеванию плюс диабет. Отправилась в больницу. Диагноз подтвердился почти сразу. Была уже вторая степень рака, ближе к третьей. Реакция как у всех: поплакала, пожалела себя. О болезни решила рассказать только самой близкой подруге Ане. Сына берегла – хотела, чтобы он спокойно сдал экзамены в колледже и получил диплом. Когда в апреле меня отправили в Тюмень удалять опухоль и грудь, сказала ему, что еду на обследование. 31 мая прилетела в Салехард на химиотерапию. Тряслась страшно. До этого же никогда в жизни не была в онкологическом отделении. Сказать, что испытала в первый раз шок, ничего не сказать. Но, наверное, любой нормальный человек именно так воспримет то, что увидит здесь: лысые женщины, без конца обнимающие унитаз и гуляющие по коридорам с капельницами; люди, которых бросает то в жар, то в холод. Постепенно к этому привыкаешь.

Больше всего многих пугает химиотерапия, потому что с языка не сходят страшилки вроде «волосы выпадут» или «развалится весь организм».

– В интернете уже присматривала парики. Не передать словами, что чувствовала, – вспоминает Лена. – Мой организм меня не подвёл – я довольно легко перенесла химиотерапию, не испытывая жутких болей. После лечения даже смогла погулять по городу: побывала в МВК имени Шемановского, в Доме ремёсел. И что самое интересное – волосы у меня не выпали до сих пор.

НЕ ЖАЛЕЙТЕ СЕБЯ

Сейчас её жизнь – движение по кругу, словно на колесе обозрения, только удовольствия никакого. Передышка двадцать один день в Газ-Сале, потом возвращение в окружную столицу на очередную химиотерапию, анализы. Тяжело добираться на автомобиле до аэропорта Нового Уренгоя – любая яма, ухаб отдаются болью в организме.

Несмотря на лечение, болезнь прогрессирует.

– После химии нашли один метастаз на кости. Через полгода они были уже по всему организму, пять штук вылезло на позвоночнике. В общем, я, как новогодняя ёлка, покрываюсь шишками, – с грустью улыбается собеседница. – Прогнозы неутешительные. Сама чётко понимаю, что если метастазы прорываются до позвоночника и спинного мозга, то рано или поздно это приведёт к параличу. Но мне очень повезло, что попала именно в Салехард. Отделение стало моим вторым домом. Здесь работают невероятные люди. Врачи борются за нас, практически живут здесь. Меня лечит Ольга Валериевна Шалофаст. Кажется, что она сама чувствует мою боль.

Чтобы не сойти с ума от тягостных мыслей, Лена спасается работой. Она звукорежиссёр Газ-Салинского Дома культуры, а ещё диджей под именем «Кошмар».

– Стараюсь не сидеть на месте. Начальство меня поддерживает и загружает по полной программе. Успеваю во время отдыха от лечения с бригадой на концерты ездить по посёлкам. Конечно, соблюдаю некоторые правила, например, не поднимаю тяжёлое, не танцую. В остальном себя не ограничиваю. Самое главное – не зацикливаться на болезни. Не жалеть себя. Это раз. Во-вторых, надо понять, что тебе не хуже других. Простите, даже геморрой – очень неприятная болезнь. Ну и, в-третьих, обязательно нужно найти отдушину. Любите вязать? Да хоть весь город обвяжите! Любите рисовать? Рисуйте на заборах! Любите петь? Пойте! У меня в ансамбле даже глухой мужчина поёт, а я ему дирижирую.

О ХРАМАХ И ПЛАНАХ

Бывает, приходя домой после работы, она падает на постель, ни на что другое уже не остаётся сил.

– Зато нет времени на негативные мысли, – рассуждает Лена. – Хотя болезнь всё равно накладывает свой отпечаток. Мне стало трудно подниматься на сцену. Стесняюсь своего внешнего вида. Стараюсь привести себя в порядок, но не всегда получается. Очень мешает корсет, приходится под него подбирать наряды. Что касается быта – тут всё нормально. Живу одна, муж погиб в аварии, когда сыну было два года, красоваться мне не перед кем. Когда бывает очень плохо, принимаю обезболивающее – и вперёд. Как говорят, выхода нет только из гроба. А я жива. И у меня есть планы на будущее.

Сейчас она мечтает поставить спектакль о Боге, сатане и человеке. По замыслу сценическое действие будет проходить в ультрафиолете.

– Идею с цветом подсмотрела, когда к нам приезжал цирк. Даже спонсоров нашла, – улыбается собеседница. – Ну а тему такую выбрала, наверное, понятно почему. Я верю в Бога. Только у меня не та вера, когда нужно ходить в церковь и бесконечно молиться. Мне кажется, что главный храм – это сердце человека. Хотя я ничего не отрицаю и всех воспринимаю такими, какие есть – будь то молящийся идолу или Будде.

СБЫЛАСЬ МЕЧТА

В культуру из медицины Лена ушла осознанно.

– С детства хотела стать артисткой, – говорит она. – Сначала привлекал балет. Помню, как старалась вставать на цыпочки. Не знала, дурочка, что у балерин для этого есть пуанты. Потом меня переклинило на музыке. Кумирами были Алла Пугачёва и Анна Герман. До сих пор обожаю песню «Всё могут короли». От мамы мне достался отличный слух, поэтому пела всегда, сколько себя помню.

Однако сначала выучилась на медсестру. Не сказать, чтобы работа нравилась, но Лена с ней хорошо справлялась. Со временем даже смысл появился – когда видела, что люди вылечиваются и уходят домой. Но и в больнице стремилась к творчеству: рисовала стенгазеты, участвовала в профессиональных конкурсах, выступала на рабочих мероприятиях. Даже поступила в Волгоградский филиал Самарской академии культуры и искусств.

– Потом решила круто изменить свою жизнь и переехала из шумного Волгограда сначала в Ноябрьск, затем в Газ-Сале, – вспоминает Елена. – Устроилась старшей медсестрой в дом для престарелых и инвалидов «Милосердие». Но всё равно думала о творчестве. Стала ходить в местный клуб, участвовать в играх КВН, меня даже выбрали капитаном команды «ГСМ» («Газ-Салинские медалисты»). И однажды директор просто предложила перейти к ним на работу. Согласилась сразу. Счастлива, что сделала этот выбор и занимаюсь любимым делом.

За годы работы Лена научилась создавать качественные музыкальные фонограммы, ведь на Севере погода не всегда позволяет исполнять вживую: то метель и снег, то комары и ветер.

– Купила четыре варгана, окарину, бубны – мечтаю создать оркестр народной музыки. Не только ненецкой или хантыйской, а разной. Только представьте, как будет звучать смешение стилей и культур, – увлечённо рассказывает собеседница. – А ещё давно «болею» кукольным театром, пишу пьесы. Соскучилась по работе!

Сын Максим пошёл по стопам матери и стал звукорежиссёром.

– Мы с ним говорим на одном языке. Я воспитала правильного парня. Он помогает мне деньгами, хотя я в них не особо нуждаюсь – мне дали вторую группу инвалидности, всеми лекарствами я обеспечена. Максим скоро женится, очень хочу погулять на его свадьбе. Не прочь носить и гордое звание «бабушка», но я реалистка. Рак – такая болезнь, которая может свалить неожиданно, поэтому я живу одним днём.

ЗАПАХ СЧАСТЬЯ – В ПРОШЛОМ

Когда становится совсем невмоготу, Лена закрывает глаза и начинает вспоминать детство: деревню Авилово в Волгоградской области, бабушку Хавронью с дедом Семёном, запах козьего молока и вкус сочных яблок.

– Можно сказать, что бабушка спасла мне жизнь. Я родилась слабенькой – с дисбактериозом. Лечить его толком не умели, и родители отдали меня в детский санаторий. Когда баба Хивря приехала меня навестить, ужаснулась тому, что ей вышло навстречу. Немедленно увезла в деревню и каждый день отпаивала козьим молоком. Козлята жили прямо в хате. Бабушка относила их к козе, чтобы они поели, и заносила обратно. Помню, как с ними бодалась.

Запах яблок – запах счастья. Сколько весёлых часов Лена провела, сидя на дереве и уплетая их. Вспоминает, как болтая ногами, пела песню Чебурашки «Я был когда-то странной игрушкой безымянной…»

– Бабушка смотрела на меня и улыбалась. Она очень меня любила, – вздыхает Лена. – Помню, как-то прочитала рассказ про мальчика, который решил вырастить своё поле пшеницы. Я загорелась, сказала об этом ей. Так что вы думаете? Она выделила мне участок на огороде, вручила горсть семян. Когда пшеница заколосилась, бабушка её собрала. У меня было столько гордости, и неважно, что поле размером с кресло. На память о бабе Хивре храню Библию и псалтырь 1904 года. По ним она учила меня читать. До сих пор в памяти отрывок оттуда: «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришёл в мир спасти грешников, из которых я первый».

Говоря о своей жизни, Лена часто произносит слово «счастливая».

– А как по-другому? У меня были хорошие родители, папа безумно любил маму. У меня есть старший брат и младшая сестра, мы очень близки. У меня замечательный сын. У меня есть любимая работа. Разве это всё – не счастье?

Елена Кузнецова, фото: Артём Тытюк










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg